» » Неделя 26-я по Пятидесятнице. Проповедь настоятеля храма протоиерея Михаила Подолея

Неделя 26-я по Пятидесятнице. Проповедь настоятеля храма протоиерея Михаила Подолея

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодня, дорогие братья и сестры, в неделю 26-ю по Пятидесятнице, мы слышали отрывки из Священного Писания для нашего назидания – из послания апостола Павла к Ефесянам (Еф. 5:8-19) и Евангелия от Луки (Лк. 18:18-27).

В апостольском чтении содержится наставление, которое необходимо нам для руководства в нашей духовной жизни. Если мы не имеем руководства, нет и самой духовной жизни. Мы слышим: «Итак, смотрите, поступайте осторожно, не как неразумные, но как мудрые, дорожа временем, потому что дни лукавы. Итак, не будьте нерассудительны, но познавайте, что есть воля Божия. И не упивайтесь вином, от которого бывает распутство; но исполняйтесь Духом, назидая самих себя псалмами и славословиями и песнопениями духовными…». Для того чтобы применить это в своей жизни, нужно понимать, что наше духовное делание направлено к очищению нашей души, нашего сердца, потому что оттуда исходят желания. Сердце является ориентиром в духовной жизни: насколько оно чисто, настолько оно дает правильные указания на то, что для человека спасительно. Мы должны не только дорожить временем, которое нам дано, но и понимать, что каждый день может приносить нам опасность, если мы забываем о Боге, если мы проводим день без Него.

Слова апостола Павла о псалмах, славословиях и духовных песнях нужно разобрать, потому что в общем и целом мы слышим что-то в храме, по телевизору, по радио, и это в общем и целом касается нас. Но на самом деле речь идет о более серьезных вещах в содержательном смысле. Когда апостол говорит о псалмах, он имеет в виду именно псалмы, содержащиеся в Псалтири. Псалмы чаще всего употреблялись в богослужениях ранней Церкви. Можно сказать, что богослужение состояло главным образом из псалмов, а также нужно иметь в виду и все Священное Писание, без которого наше духовное руководство невозможно.

Что касается славословия, то мы должны понимать, что уже в самой ранней христианской общине употреблялись такие церковные гимны, как Песнь Богородицы, Песнь Захарии, Песнь ангелов («Слава в вышних Богу и на земли мир, в человецех благоволение»), Песнь Симеона Богопримца («Ныне отпущаеши…»), очень древний текст, который мы слышим за вечерним богослужением, «Свете тихий…».

Духовные песни присутствовали в раннехристианской общине и могли бы и сейчас продолжаться. Но так же, как оскудело и совсем ушло из церковной жизни служение диаконис, оскудела и исчезла импровизация в богослужении. В раннехристианской Церкви импровизация допускалась: и епископ, и сослужащие ему священники, и даже собрание мирян могли творить молитву от себя. Почему это было допустимо? Видимо в умах и сердцах этих людей была такая чистота, что не боялись искажений. Все исходило из чистого ума и чистого сердца, а потому импровизация не искажала сути христианского учения. Впоследствии этот дар стал проявляться и проявляется сейчас только в некоторых людях. Мы знаем в истории Церкви таких песнотворцев: Иоанн Дамаскин, Феодор, Роман Сладкопевец и другие. Они писали духовные песни, которые мы можем слышать за богослужением. Сейчас к духовным песням мы относим главным образом богослужебные тексты. Есть и народные песнопения. Например, на Рождество к богослужебным песнопениям мы добавляем народные духовные песни (колядки), которые соответствуют православному вероучению о Рождестве Христовом.

Все это богатство не должно находиться где-то само по себе. Мы должны им жить. Мне вспомнился сейчас один из моих духовных наставников – архиепископ Михаил (Мудьюгин). Он многое рассказывал нам, тогда еще студентам, о своей жизни. В январе 1930 года за участие в деятельности религиозного кружка он был арестован и находился в заключении до сентября. Его освободили под какой-то большой праздник. Было уже очень холодно, и он оказался на улице раздетым и почему-то босиком. По его словам, он пробежал так через весь город и даже не заметил, но при этом успел спеть все псалмы, которые знал. Такой пример служит для нашего назидания, для нашей пользы.

И, наконец, хотелось бы, чтобы нашей молитвой, нашей самой главной просьбой к Богу было то вопрошание, которое мы сегодня слышали от юноши в Евангельском чтении: «Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?» Аминь.