» » Неделя 15-я по Пятидесятнице, по Воздвижении. Проповедь настоятеля храма протоиерея Михаила Подолея

Неделя 15-я по Пятидесятнице, по Воздвижении. Проповедь настоятеля храма протоиерея Михаила Подолея

Второе послание святого апостола Павла к Коринфянам (глава 4, стихи 6 — 15)
… потому что Бог, повелевший из тьмы воссиять свету, озарил наши сердца, дабы просветить нас познанием славы Божией в лице Иисуса Христа. Но сокровище сие мы носим в глиняных сосудах, чтобы преизбыточная сила была приписываема Богу, а не нам. Мы отовсюду притесняемы, но не стеснены; мы в отчаянных обстоятельствах, но не отчаиваемся; мы гонимы, но не оставлены; низлагаемы, но не погибаем. Всегда носим в теле мертвость Господа Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в теле нашем. Ибо мы живые непрестанно предаемся на смерть ради Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в смертной плоти нашей, так что смерть действует в нас, а жизнь в вас. Но, имея тот же дух веры, как написано: я веровал и потому говорил, и мы веруем, потому и говорим, зная, что Воскресивший Господа Иисуса воскресит через Иисуса и нас и поставит перед Собою с вами. Ибо всё для вас, дабы обилие благодати тем бо́льшую во многих произвело благодарность во славу Божию.
Евангелие от Матфея (глава 22, стихи 35 — 46)
И один из них, законник, искушая Его, спросил, говоря: Учитель! какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки. Когда же собрались фарисеи, Иисус спросил их: что́ вы думаете о Христе? чей Он сын? Говорят Ему: Давидов. Говорит им: ка́к же Давид, по вдохновению, называет Его Господом, когда говорит: сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих? Итак, если Давид называет Его Господом, как же Он сын ему? И никто не мог отвечать Ему ни слова; и с того дня никто уже не смел спрашивать Его.

Проповедь настоятеля храма протоиерея Михаила Подолея:

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!
В Евангельском чтении 15-ой Недели по Пятидесятнице, дорогие братья и сестры, говорится о наибольшей заповеди в Законе (Мф. 22:35-46). Некий законник приступил к Иисусу и спросил, какая из заповедей наибольшая в Законе. Такой вопрос мог возникнуть и потому, что среди иудеев были разные мнения на этот счет. Одни полагали, что самым важным является закон о жертвах, другие – об обрезании, третьи – о субботе. Все эти законы в Ветхом Завете существовали и были даны только для того, чтобы научить человека послушанию Богу. Сами по себе они не могли спасать, не могли дать человеку то совершенство, к которому он призван Богом. Но эти законы были необходимы и не отменялись, потому что через них человек мог научиться послушанию Богу. Господь отвечает вопросившему Его человеку, объединяя две заповеди в одну – о любви к Богу («Возлюби Господа Бога Твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим» [Мф. 22:37].) с другою заповедью – о любви к ближнему («Возлюби ближнего своего, как самого себя» [Мф. 22:39]. Тем самым Он показывает, что любовь к Богу можно проявить только через любовь к своему ближнему. Об этом говорит и Иоанн Богослов: «Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит» (1Ин. 4:20-21). В Своем ответе Господь указывает человеку путь к духовному совершенству. Если мы имеем много важных дел, наделены различными дарованиями, но не имеем любви, то не можем достичь никакого совершенства. Апостол Павел этот путь любви называет превосходящим другие, самым высшим. У него мы находим такие слова: «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я – медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто» (1Кор. 13:1-2). В природе человека заложена возможность любить – любить Бога, любить других. Только нам надо обращать внимание на то, какой должна быть эта любовь. Надо не любить себя в ком-то или в чем-то – такая любовь часто подводит, а отдать себя другому, если речь идет о человеке. Любовь должна быть всеобъемлющей и беспристрастной. Когда вмешиваются какие-то страсти, даже самые благовидные внешне, всегда они подводят. Конечно, такая же любовь должна быть и к Богу, только в восходящей степени. Мы не можем любить Бога, когда нам хочется и как нам хочется. Мы должны полностью предать себя Богу. Мы должны полностью открыться для Бога. Мы должны полностью быть готовыми служить Ему. Вот почему эти заповеди важнейшие. Чтобы нам не разочаровываться еще больше, не страдать и потом не погибать во грехах наших, мы должны стремиться к такой чистой любви. Беспристрастной и всеобъемлющей.
Вторая часть Евангельского чтения для нас не менее интересна и важна. Здесь задается вопрос: Иисус чей Сын? Для ветхозаветного иудея понимание, кто есть Сын Божий и Сын Человеческий было непреодолимым парадоксом, который не мог вместиться в его сознание, потому что противоречил ветхозаветному представлению о Божией непостижимости.
В Ветхом Завете, действительно, сказано, что Бог непостижим. Но в Ветхом Завете сказано и то, что Иисус Сын Давидов и его Господь. В чем разрешается этот парадокс? В историческом факте рождения от Девы Марии Сына Божия. Именно Богочеловек Иисус Христос дает возможность человеку приобщиться к божественной природе и остаться по природе человеком. То есть, каждому человеку, живущему на земле, открывается путь к обоживанию, к преображению, потому что в Иисусе, Господе нашем, соединены две природы – божественная и человеческая. И наша жизнь должна заключаться в том, чтобы всеми способами искать путь преображения, утверждаться на нем и достигать этой цели спасительной. Аминь.